Культура / Культура
6 сентября 15:49

Владислав Крапивин. На смерть Командора

1 сентября на 81 году жизни скончался «советский Стивен Кинг» — детский писатель Владислав Крапивин

2297
На фото: во время церемонии прощания с писателем Владиславом Крапивиным на Широкореченском кладбище
На фото: во время церемонии прощания с писателем Владиславом Крапивиным на Широкореченском кладбище (Фото: Донат Сорокин/ТАСС)

Символично, что Владислав Крапивин умер 1 сентября, в детский праздник, день Знаний. Не думаю, что его смерть стала заметной. В основном, его имя знакомо людям, которым удалось родиться и побыть пионерами в Советском Союзе. Ну и, конечно, пережить его развал, 90-е, первоначальное накопление капитала, пару-тройку кризисов, несколько локальных войн, кровавых и (или) оранжевых революций. А сегодня, к сожалению, далеко не вся современная молодёжь знает детского писателя, чьи книги расходились в Советском Союзе миллионными тиражами. А зря.

Чтобы навести разрушенный катаклизмами мост поколений, проведу параллель с другим писателем, американским, ныне ещё живущим и успешно действующим. Его имя известно, пожалуй, всем и каждому, кто хоть как-то интересуется литературой. Это Стивен Кинг, великий и ужасный. Возможно, это абсурдно, парадоксально, нелепо звучит — но произведения Крапивина и Кинга мне кажутся удивительно похожими.

Они творили на разных континентах, в странах-гегемонах с разными идеологиями, их разделял океан и железный занавес, они не подозревали о существовании друг друга, но посмотрите, какие схожие образы вспыхивали в их сознании!

Читайте также
Кто разжигал Вторую мировую Кто разжигал Вторую мировую Великобритания предлагала превратить «ненужную войну» против Германии в «нужную войну» против СССР

Нетрудно заметить, что у Кинга, как и у Крапивина, очень часто главными героями выступают подростки, причём подростки очень часто обладают экстрасенсорными способностями. Таких романов у Кинга множество. «Кэрри», «Сияние», «Воспламеняющая взглядом», «Кристина», «Тело» и прочие. Для сравнения с Крапивиным приведу характерный и один из самых популярных его романов «Оно». В нём группа подростков борется против древнего Зла, Зла, которое давно поселилось в окрестностях провинциального городка, где живут главные герои. Оно предстаёт перед детьми в виде клоуна-убийцы. Помимо главного монстра-клоуна, в этой же книге, зло олицетворяют и взрослые, они становятся проводниками его воли.

Роман «Оно» впервые был опубликован в США В 1986 году, но годом ранее, в 1985-ом, вышла Крапивинская трилогия «Голубятня на жёлтой поляне» — на мой взгляд, лучшее произведение советского писателя (хотя, признаюсь, всё я не читал — вообще, возможно ли всё у Крапивина прочесть?). Героями трёх книг, объединённых в роман-трилогию, тоже являются подростки. И они также противостоят Злу, которое является им в виде манекенов, клоунов (!), они борются со Злом, которое тоже, как и у Кинга, может принять и облик взрослого.

«Те, которые велят» — вот как назвал Крапивин «своё» древнее Зло. «Те, которые велят» устаивают войны и эпидемии, чтобы укрепить свою власть. Они хотят закольцевать время, чтобы править вечно. О «тех, которые велят» не говорят, но все знают, что они управляют миром. Любое возникшее сопротивление ими подавляется. Образ «Тех…», созданный Крапивиным не так уж и фантастичен, если представить в нём условное мировое правительство, современную спайку власти и капитала, которая правит миром.

Действие этого романа-трилогии происходит в параллельных мирах. Трилогия легла в основу целого цикла, названного «В глубине Великого Кристалла», где в системе параллельных вселенных главную роль играют дети, обладающие особыми способностями. Этих детей опекают Командоры, они призваны охранять их от тёмных сил. Опять же, тут можно выявить аналогии с циклом «Тёмная Башня» того же Кинга, который из своих романов создал подобную метавселенную.

Читайте также
Истина по приказу Истина по приказу Новейшие вакцины от коронавируса: спасение или политическая пропаганда?

По тиражам и количеству написанного Владислав Крапивин мог вполне с ним конкурировать. На книгах Крапивина выросли поколения советских подростков. Будучи пионерами, мы читали его, мы мечтали, мы фантазировали. Мы считали себя избранными, мы готовили себя к путешествиям по иным мирам. Мы были всегда готовы к борьбе за идеалы справедливости.

К сожалению, уже после распада СССР его творчество не получило должного распространения среди детей. Игнорируя правила литературного бизнеса, писатель до самой своей смерти жил и творил в Екатеринбурге (только на шесть лет он уезжал жить в другое место — но не в столицу, а в свою родную Тюмень). Его наивные, ничем незамутнённые литературные фантазии не выдержали циничных реалий современного времени. Тиражи его книг упали в десятки раз. Крапивин выпал из современной литературной повестки.

Прощай, Командор. Мы стали взрослыми. Мы не оправдали твои ожидания. Мы стали циничными, расчётливыми, предприимчивыми. Истлели наши пионерские галстуки, мы сменили их на удавки к деловым костюмам. Мы сдались, мы отказались от фантазий, мы монетизировали свои юношеские мечты. Мы сдали в ломбард свои барабаны и горны. Мы стали обрюзгшими, животастыми и потливыми. Волосы выросли на наших пальцах и спинах, жиром заросли наши сердца. И теперь мы те, кто мы есть: люди-бутерброды, люди-автомобили, люди-кошельки и люди-портфели. Нас победили манекены, мы всё про… ли, Командор. Мы не оправдали твоих ожиданий. Но с твоей смертью в груди снова вспыхнула заложенная в далёком детстве искра. Мы поминаем тебя и постараемся не забыть своего предназначения. Прощай, Командор. Прости нас и прощай.

Последние новости
Цитаты
Захар Прилепин

Писатель, журналист

Александр Дугин

Философ, политолог

Михаил Нейжмаков

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций

Комментарии
В эфире СП-ТВ
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня