Экономика / Нефть и газ
24 октября 09:39

Головной боли Москве добавит азербайджанский ТАР?

Очередной газопровод через Турцию вот-вот запустят, но «Газпрому» он не конкурент

2598
На фото: трубы для строительства участка Трансадриатического трубопровода
На фото: трубы для строительства участка Трансадриатического трубопровода (Фото: AP/TASS)
Материал комментируют:

Официальное открытие Трансадриатического трубопровода (ТАР) может состояться в ближайшие недели, заявил президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью японской газете Nikkei. «На трубопроводе все готово. Этот исторический трубопровод из Баку в Европу уже завершен», — цитирует главу государства «Интерфакс-Азербайджан».

Как это повлияет на позиции на континенте нашего «Газпрома»? Появятся ли новые поводы для беспокойства у Москвы?

Протяженность ТАР составляет 878 км, мощность — 10 млрд куб. газа в год, однако ее можно увеличит в два раза. По новому трубопроводу газ с азербайджанского месторождения Шах-Дениз, объемы запасов которого оцениваются 1,2 трлн куб. м, через Турцию и Грецию должен прийти на юг Европы.

Читайте также
Мечты Украины и планы Европы по поставкам газа не пересекаются Мечты Украины и планы Европы по поставкам газа не пересекаются В Киеве хотят потребовать предоставить российские газопроводы для транзита газа из Средней Азии

Ранее консорциум по строительству Трансадриатического трубопровода, в который входят британская компания BP (20% долевого участия), азербайджанская SOCAR (20%), итальянская Snam (20%), бельгийская Fluxys (19%), испанская Enagás (16%), швейцарская Axpo (5%), сообщил о завершении прокладки магистрали, которая является частью «Южного газового коридора».

Ожидается, что к середине ноября трубопровод будет готов к транспортировке газа и станет альтернативным маршрутом поставок энергоносителей европейским потребителям, снизив зависимость от России.

Завотделом Института энергетических исследований РАН Вячеслав Кулагин отметил, что Трансадриатический трубопровод обеспечивает поставки газа на входе в ЕС со стороны Турции. Завершение строительства дает возможность поставки азербайджанского газа европейским потребителям и несколько диверсифицирует энергобаланс.

— В планах перспектив энергобаланса ничего нового нет. Те проекты, которые реализуются в Азербайджане, давно известны и запланированы под соответствующие поставки. Понятно, что произойдёт некоторое перераспределение в карте европейского импорта, прежде всего трубопроводного.

Для тех, кто реализует проект, ситуация не самая простая. Проект довольно дорогой в плане добычи газа на Шах-Дениз и Шах-Дениз-2 и с соответствующей себестоимостью транспортировки. Даже при ценах на газ в $ 300 за тысячу кубических метров газа достаточно остро стояли бы вопросы окупаемости. А при цене, которая сейчас рынке (то есть — менее $ 200 и даже ниже $ 100 опускались), рентабельность проектов под большим вопросом.

Тем не менее будущий трубопровод будет работать. И затраты на него будут стараться окупить через тарифы. Но в комплексе поставки становятся убыточными для компаний, которые его реализуют. Но пути назад нет. Деньги вложены.

Соответственно, есть два пути: рассчитывать, что рынок покажет хорошие цены (что очень маловероятно в условиях избыточного предложения и сейчас, и в обозримом периоде). Либо смотреть, какие убытки придется списывать. И пытаться их минимизировать.

Газопровод вводится в очень сложных для рынка условиях. И этих условиях участникам проекта придется работать.

«СП»: — Насколько российские газопроводы — «Турецкий поток» и «Голубой поток» — в этих условиях конкурентоспособны с ТАР?

— Вопрос конкурентоспособности самих газопроводов не стоит. Потому что это, как правило, проекты, реализуемые на условиях: «качай или плати». Если из России идет газопровод, то проект окупится в те сроки, которые необходимы. С этим проблем нет.

Вопрос в другом: насколько, в целом, есть конкурентоспособность поставок по различным маршрутам? И здесь большое значение имеет наличие ресурсной базы, затраты на добычу и возможность гибкого использования этой ресурсной базы. Здесь у России серьезное преимущество. Потому что цены добычи куда ниже, чем на новых азербайджанских проектах. И, кроме того, существует большая гибкость поставок благодаря развитой системе ГТС и возможности хранения запасов газа внутри Европы.

Получается, что Россия как раз обеспечивает гибкость европейского рынка и неравномерность спроса. Когда нужно — можно нарастить объемы в соответствии со спросом. И это существенная роль, которую ни один из прочих поставщиков выполнить не способен.

Естественно, основной интерес представляет заключение контракта не только с тем, кто может экономически эффективно доставить топливо в любых условиях. Но и с тем поставщиком, который в силах действовать достаточно сбалансированно. Поэтому в периоды высокого спроса он гарантированно поставит потребителю дополнительные объемы. У России все эти возможности есть, поэтому особых рисков новый проект не добавляет.

Надо также понимать, что если у России проблем с ресурсами нет (достаточно месторождений, которые работают сейчас, а по мере их истощения страна плавно переходит на новые), то как раз с Азербайджаном история другая. Те запасы, которые есть на Шах-Дениз и Шах-Дениз-2, исчерпаемы. Бесконечной, по сути, как у России, ресурсной базы у Азербайджана нет. Соответственно, после того, как эти запасы у Баку закончатся, в перспективе остро встанет вопрос: как дальше обеспечивать экспорт топлива по создаваемым маршрутам?

«СП»: — Россия может с проектом ТАР как-то сотрудничать?

— Если говорить о ТАР, то он идет по территории Европы с территории Турции. А на ее территорию приходят и наши «Голубой поток» и Турецкий поток". Газ может поставляться любой из них. Встает вопрос дальнейшего контрактования азербайджанского проекта, так как в нем участвует несколько компаний из разных стран. Их основные интересы связаны с разработкой азербайджанских проектов, под которые этот трубопровод и реализовывался.

Кстати, он не такой уж и мощный: 10 млрд с возможностью расширения. Если сравнить с двумя российскими «Северными потоками» на Балтике, где 110 млрд, то ТАР в 11 раз меньше. То есть проект сравнительно небольшой. Если его объемами не будет возможности заполнить, то будут искать и другие возможности, включая российский газ. Этого я не исключаю.

Читайте также
Нагорно-Карабахский конфликт: Право Азербайджана на соразмерный и упреждающий ответ – экспертная оценка Нагорно-Карабахский конфликт: Право Азербайджана на соразмерный и упреждающий ответ — экспертная оценка Фархад Мирзоев, Фарид Ахмедов о международно-правовой позиции Баку

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач также не видит опасности для поставок российского газа.

— Сам газопровод не является конкурентом для России. Поставщики газа — да, могут конкурировать. Но если брать, предположим, Италию, то в большей степени она может повлиять на импорт газа из Северной Африки.

«СП»: — Запуск ТАР может изменить цены на газ на европейском рынке?

— Цены на газ через ТАP по контрактам, которые заключены в Европе, не раскрывались. Но говорили, что они заключены с нефтяной индексацией. На слабом «пандемийном» рынке дополнительные объемы приведут к увеличению конкуренции и снижению цен в регионе. В том числе — на азербайджанский газ.

В то же время это также зависит от периода наращивания поставок. Он может растянуться на несколько лет. Тогда давление на рынок будет смягчено или даже вообще нивелировано.

«СП»: — А ситуация с войной в Закавказье за Нагорный Карабах может повлиять на поставки по новому газопроводу?

— Риски для азербайджанской инфраструктуры в связи с эскалацией военного конфликта в Нагорном Карабахе, безусловно, выросли.

Последние новости
Цитаты
Геннадий Зюганов

Председатель ЦК КПРФ

Владислав Шурыгин

Военный публицист, постоянный член Изборского клуба

Михаил Нейжмаков

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня