Россия заплутала между великой державой и страной вроде Польши

Как общественные настроения в РФ соотносятся с реальными геополитическими перспективами

14021
Россия заплутала между великой державой и страной вроде Польши
Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС
Материал комментируют:

Доля граждан, желающих видеть Россию сверхдержавой, снижается. Об этом говорят данные опроса ВЦИОМ.

Сегодня 31% россиян считают, что Россия должна вернуть статус «супердержавы», который был у СССР. В 2014-м такой точки зрения придерживались 42% граждан.

Практически половина — 44% - соотечественников солидарны во мнении, что Россия должна стремиться стать одним из 10−15 экономически развитых и политически влиятельных государств. Каждый десятый полагает, что РФ не стоит стремиться ни к каким глобальным целям, а 6% видят цель России в достижении лидерства на постсоветском пространстве.

При этом 37% россиян считают, что наша страна остается великой державой, а еще 29% согласны, что она, скорее всего, станет такой в ближайшие 15−20 лет. С другой стороны, 26% убеждены, что в ближайшем будущем России великой державой не стать.

На деле, перспективы РФ вернуть статус сверхдержавы выглядят сомнительно. Напомним, в 1988—1991 годах руководство СССР в кратчайшее время, в ущерб собственному народу, безвозмездно оставив военные городки, аэродромы, склады и другие объекты военной инфраструктуры бывшим союзникам по Варшавскому договору, вывело войска численностью 1 млн. человек из важнейшей стратегической зоны Центральной и Восточной Европы. Этим прологом, с также последовавшим после распада СССР «парадом суверенитетов» и развалом экономики был поставлен крест на перспективах страны как сверхдержавы.

Читайте также
Стала известна цена белорусского Майдана Стала известна цена белорусского Майдана Европа даст оппозиции денег в три раза больше, чем Россия Лукашенко?

Прибавим сюда участие в асимметричных соглашениях в области разоружения — договорах по РСМД, ОВСЕ, СНВ-1 и СНВ-2. Страна, имеющая амбиции сверхдержавы, на такие шаги едва ли пошла.
По сути, упущено слишком многое, чтобы Россия могла претендовать на влияние, которым обладал СССР. Но при этом великодержавные настроения в российском обществе не исчезли, и копятся очень давно — с середины 1990-х.

По данным «Левада-центра"*, в 2017 году эти настроения достигли исторического максимума. 72% россиян тогда сочли, что Россия является великой державой, 83% опрошенных заявили, что гордятся тем, что живут в России, а 67% - что гордятся самой страной.

Нынешний уровень великодержавных настроений по-прежнему высок, и его можно рассматривать как реакцию на несправедливую, антироссийскую политику стран Запада.

Что стоит за опросом ВЦИОМ, на какой статус может реально претендовать Россия?

— Спасибо ВЦИОМ — мы получили доказательства национального консенсуса: две трети граждан выступают за великодержавие, — отмечает секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук Сергей Обухов. — Замечу, два трети — это форма обычного западноевропейского консенсуса.

За великую державу, прежде всего, выступают путинские лоялисты, которые насмотрелись мультфильмов про российское супероружие, которое поражает побережье Флориды. «За» великую державу и советские имперцы, которые считают необходимым восстановить статус страны как второй сверхдержавы. «За» даже та либеральная прослойка, которая разделает идею энергетической сверхдержавы.

Если же оценивать ситуацию с позиций мир-системного анализа, разработанного Иммануилом Валлерстайном, то государственному образованию, чтобы стать самодостаточным центром силы, необходимо население минимум в 500 млн. человек.

Это означает, что даже если мы решим задачи союза России, Украины, Белоруссии и Казахстана, мы все равно не будем самодостаточными — нам необходимо еще обширное «мягкое подбрюшье».

Замечу, в формулу Валлерстайна вписывался СССР плюс Совет экономической взаимопомощи. А сейчас в нее вписываются Евросоюз, а также США и Канада вместе с Мексикой.

Что до будущего единственной на сегодня сверхдержавы — США будут удерживать этот статус, пока существует мощнейший американские военный флот, пока доллар занимает положение главной международной резервной валюты, и пока американская элита сама страну не разрушила, как мы в перестройку.

«СП»: — Как на этом фоне выглядят перспективы России?

— Итоги последних 30 лет, я считаю, показали: Россия может выжить только в одном случае — если будет империей. Другого способа существования у нее нет — иначе страна будет растащена на удельные княжества и улусы.

Русские — это имперская нация, и этим все сказано. Да, в конце 1980-х нам внушили, что тяжело груз имперской нации нести тяжело. Лучше жить, как побежденные нами немцы — зачем нам космос, зачем кормить Африку?!

Но теперь произошла переоценка ценностей, и само понятие «империя» реабилитировано. Империя — это когда, как в романе Михаила Успенского, невинная девушка с мешком золота способна без ущерба добраться из одного конца страны в другой. В таком понимании Советский Союз был империей — империей порядка и процветания.

Имперскость сейчас политкорректно называть великодержавностью. И это очень глубокое чувство. Ведь почему в 2014-м мы наблюдали взрывной рост поддержки Путина? Народное чувство было задето. Таких чувств немного — имперскость и справедливость — но именно на них стояла мощь Советского Союза.

Поэтому можно смеяться над формулой царского министра народного просвещения Сергея Уварова «православие, самодержавие, народность», или над советскими лозунгами о социальной справедливости, но они никуда не делись. И та политическая сила, которая хочет в России выжить, должна на них опираться.

— В 1990-х в России возник сильнейший комплекс национальной неполноценности и поражения, — считает директор «Левада-центра» Лев Гудков. — Именно потому, что Россия перестала быть великой державой. Это был эффект травмы от реформ — от падения доходов, дезориентированности, от ощущения, что страна утратила тот авторитет в мире, которым пользовался Советский Союз.

Показательно, что ближе к концу 1990-х, еще при Ельцине, на вопрос «что вы ждете от следующего президента?» граждане называли две главные позиции: выход из экономического кризиса и возвращение стране статуса великой державы.

Замечу, представление, что Россия великая держава — очень давнее. Именно это представление заставляло население СССР примиряться с бедностью. С условием, что в будущем — при коммунистической идеологии — страна действительно станет образцом изобилия и потребления.

Так вот, с приходом к власти Путина стало быстро восстанавливаться ощущение, что мы вновь становимся великой страной. Пика эти настроения достигли к 2008 году, затем они обвалились, но с присоединением Крыма мы увидели новый всплеск — хотя он не достиг значений, которые были прежде.

Сейчас великодержавные настроения снова слабеют, и довольно сильно. Мы, например, в своих исследованиях задавали вопрос: какое мнение вам ближе — чтобы Россия была сильной державой, которую боятся и уважают другие страны, но при этом страной не с самым высоким жизненным уровнем, или чтобы Россия была обеспеченной страной, но не претендующей на авторитетные позиции в мире?

Так вот, к настоящему времени большинство граждан склоняются ко второму варианту. То есть, пусть Россия будет не самой великой, но с высоким уровнем благополучия и комфорта.

Россия, я считаю, утратила ключевые признаки великой державы в сознании самих людей. Раньше это были экономическая мощь, великая культура, успехи в науке и космосе, огромность территории, природные богатства. Сегодня осталось всего два таких признака — армия и сырьевые богатства. Все остальные признаки великой державы, которые бы предполагали признание других стран в мире и уважение собственного населения — исчезли.

Читайте также
«Железный» японский лидер вновь потребует у России Курилы «Железный» японский лидер вновь потребует у России Курилы Будущий премьер-министр Ёсихидэ Суга — креатура ушедшего в отставку Синдзо Абэ

Поэтому комплекс неполноценности воспроизводится, а сегодня он усиливается и растет. Это отражает, в том числе, опросы ВЦИОМ.

«СП»: — С точки зрения других государств, какой статус у России?

— Мир воспринимает Россию как огромную рыхлую и стагнирующую региональную державу. Непредсказуемую в своей политике, авторитарную, ставшую внутренне чужой к базовым ценностям и принципам Запада. Это такой образ пьяного соседа-хулигана.

С другой стороны, мир понимает, что Россия — очень богатая ресурсами страна. Страна, с которой при некоторых условиях выгодно иметь экономические партнерские отношения.

«СП»: — Теоретически Россия могла бы стать великой державой?

— Великая держава — это страна, которая быстро развивается, у которой быстро усложняется ее внутренняя структура, которая дает образцы научного, культурного и экономического развития. В России ничего подобного — по крайней мере, в ближайшем будущем — не предвидится.


* АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Последние новости
Цитаты
Андрей Милюк

Политолог

Захар Прилепин

Писатель, журналист

Михаил Делягин

Доктор экономических наук, член РАЕН, публицист

Комментарии
Фоторепортаж дня
Новости Жэньминь Жибао
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня